Технология блокчейн Вначале была база данных

В чём заключается технология «блокчейн», почему блокчейн ≠ Биткойн (и наоборот), а криптовалюты — не единственная область его применения, и как новая технология может поменять привычный порядок вещей.

Блокчейн — это цифровая, децентрализованная и равномерно распределённая база данных.

Блокчейн часто объясняют на примере Биткойна и истории денег. Но криптовалюты это только одна из областей применения блокчейна. Пока что самая масштабная, но есть основания предполагать, что не самая важная.

Утверждение, что какая-то база данных (реестр или, говоря ещё проще, «книга учёта», что вообще ассоциируется с бухгалтерией) это прорывная технология, звучит странно. Но это так: значимость нового подхода к ведению баз данных нельзя недооценивать, потому что базы данных были важны всегда и всюду.

Вначале была база данных

Реестры и базы данных были всегда. Это не просто перечни событий: реестр — это данные, упорядоченные по определённым правилам.

В базе данных проверяются события и факты. Доступная и понятная база данных — основа современной экономики.

В базе данных подтверждаются права собственности. Реестры прав собственности фиксируют, кто чем владеет, и это помогает исключить недоразумения или разночтения. Эрнандо де Сото описал проблемы людей, чьи права собственности нигде не были указаны. Любая компания это тоже реестр — это записи о связи производства и подчинительных отношений, объединённой одной идеей (задачами компании). Клуб это тоже реестр — это список его членов: людей, наделённых особыми привилегиями, в отличие от остальных.

В базе данных подтверждаются личность и явления. Государство ведёт учёт предпринимателей, и это наделяет их юридическим положением и налоговым статусом. Перепись населения отражает гражданское состояние людей, содержит ключевые этапы их жизни, и эта информация нужна для человеческого взаимодействия во всём мире.

В базе данных подтверждаются статусы. Гражданство это реестр, где говорится, кто владеет определёнными правами и имеет обязанности в отношении государства. Список избирателей — тоже база данных, которая предоставляет право (или, как в Австралии, обязывает) голосовать. Работа — реестр, в котором указано, как сотрудники получают награду за исполнение своих обязанностей.

В базе данных подтверждаются права влияния. Из реестров известно, кто имеет право заниматься политикой, какой банковский счёт — чей, кому разрешено работать с детьми, кто может посещать ограниченные территории.

Базы данных отражают экономический и социальный строй общества. Упорядоченность и учёт изменений — то есть утверждение по умолчанию, что данные зафиксированы и точны — основа рыночного капитализма.

Право обладания и владение в контексте реестров

Важно осознать разницу между понятиями «иметь право обладания» и «владеть». Они соотносятся как «отражать свойство» и «являться».

Рассмотрим на примере паспортной системы: государства стремятся контролировать, кто пресекает их границы, и каждое ведёт учёт граждан, у которых это право есть. Паспорт — предмет, опознавательный знак (с английского — token. Термин «токен» используется в блокчейне и криптоэкономике и означает «права требования»), который отражает запись в таком учёте.

До цифровой эпохи, обладание предметом — в контексте примера, паспортом — напрямую отражало непосредственное владение каким-то правом, за ним закреплённым. Например, паспортная система в Австралии представляла собой физическую картотеку, реестр. Если человек показывал таможеннику паспорт, то подразумевалось, что он состоит на учёте как лицо, которому позволено путешествовать. Конечно, такая система была ненадёжной, царили афёры.

Паспорт бельгийца. Национальный архив Австралии, A435 1944/4/2579

«Иметь право обладания» подразумевает владение чем-то, но это не прямое неотъемлемое свойство держателя такого «опознавательного знака».

Теперь по современному паспорту можно проверить, обладает ли человек определённым правом или нет. Сегодня на границе легко запросить информацию из исходной базы данных, как через портал, и моментально узнать, есть ли у предъявителя право передвижения.

Паспорт объясняет различия между «иметь право обладания» и «владеть». А как показал Биткойн, деньги — тоже база данных, а не ценность сама по себе.

Купюра в руках вроде бы предполагает, что это деньги ваши, что вы ими владеете.

В 19 веке владелец векселя — прототипа современного чека — мог сам вписать его стоимость. Эти векселя, ценные бумаги, выступали правами требования и вносились в банковский реестр. Из-за того, что вексель сам по себе не был деньгами и что обладание векселем только предполагало владение эквивалентной ему суммой денег, векселя крали и подделывали.

В наше время фиатные деньги, полностью или частично обеспеченные золотом — например, доллары — нельзя отнести в банк и потребовать золото в эквиваленте номиналу. Но взаимосвязь остаётся такой же, как раньше: ценность денег зависит от того, насколько общество доверяет этому инструменту, и от того, что власть выпустила и подкрепила определённые купюры определённого номинала.

Сами по себе физические купюры ценности не представляют (вспомним печальную историю с долларами Зимбабве). Купюра — это отражение ценности денег, это связь с реестром. И если связь становится несостоятельной, то купюра утрачивает ценность.

Как развивались базы данных

Несмотря на то, что базы данных существовали всегда, их структура за всё время почти не изменилась… А потом грянул блокчейн.

Базы данных — древнее явление. Они развивались одновременно с письменностью: люди записывали товары, торговые операции, долги — люди создавали реестры. На глиняных табличках, которые потом запекались, выцарапывались детали сделок, отчёты, рабочие отношения и т.д. Первое международное «сообщество» было упорядоченной связью союзов, уклад которых очень походил на базу данных, распределённую между участниками.

Фрагмент глиняной таблички с записями из Вавилона. Британский музей, 58278

Первое значительное изменение в структуре баз данных произошло в четырнадцатом веке, когда приняли двойную бухгалтерию: по одной и той же операции начали учитывать и расходы и доходы. Одни и те же данные дважды фиксировали в разных регистрах и согласовывали между собой — сводили баланс.

В 19 веке случился ещё один прорыв: размножились компании и корпорации, между ними усложнились связи. Централизованные базы данных колоссально увеличились, но вся их достоверность по-прежнему основывалась на доверии к организациям, которые их составляли.

В конце 20 века базы данных перенесли в цифровую среду. Например, в 1970 году в Австралии оцифровали и привели к единому виду те же паспорта. Благодаря новой, цифровой, форме, с данными научились проводить сложные манипуляции: искать, группировать, проводить сложные вычисления и т.д.

Цифровые технологии затронули форму баз данных, но не их суть. Реестры оставались централизованными, и достоверность продолжали гарантировать организации-владельцы (и их сотрудники). Блокчейн исключает риски, связанные с централизацией. Блокчейн — это база данных без владельца, потому что она одновременно хранится у всех пользователей. В блокчейне нет авторитаризма и централизации.

Блокчейн и капитализм

Развитие экономической структуры современного капитализма связано с потребностью обслуживать реестры.

Оливер Уильямсон, лауреат Нобелевской премии по экономике 2009 года, предположил, что эффективность того, как люди торгуют, выпускают продукты, какие решения принимают внутри корпораций и в правительстве — относительна, и зависит от издержек внутри отдельной компании или организации в каждом случае. То есть на то, какие решения окажутся самыми оптимальными, больше влияет контекст, чем общие свойства рынка. Эта концепция может помочь понять, как разные организации работают со своими базами данных, и для чего они нужны.

Управление — это реестр прав влияния, привилегий, ответственности или права доступа к чему-либо. Правительство — это орган, сформированный на основе доверия электората, который ведёт учёт граждан, их прав пересекать государственные границы, налоговых обязательств, страховок и прав собственности. Силу государства и права используют как рычаг влияния, когда это нужно.

В корпорациях базы данных — повсеместно. Корпорации ведут учёт подчинённых и их обязанностей, состояния и распределения капитала и человеческих ресурсов, поставщиков и клиентов, интеллектуальной собственности и корпоративных стандартов. Суть компании складывается из того, как эти все взаимосвязанные явления упорядочены и структурированы. Можно сказать, что компания — это обязательства плюс капитал.

И правительство, и корпорации могут использовать технологию блокчейна, чтобы организовать работу эффективнее и завоевывать доверие. Посредством блокчейна многонациональные корпорации смогут проводить сделки прозрачно, фиксировать и демонстрировать итоги моментально и публично, без задержек и недосказанностей. Правительство сможет использовать прозрачность блокчейна, чтобы подтверждать, например, что заявленная информация — точная и подлинная. Благодаря свойству блокчейна, клиенты и граждане смогут следить за такими процессами на новом уровне.

Однако, блокчейн может выступить не только помощником, а и заменителем корпораций и государства. Блокчейн сам по себе — коллективная, неавторитарная технология. Это новых подход к ведению баз данных, реестров и регистров, и он в корне отличается от того, на чём основаны современные корпорации и институты правительства: в блокчейне упразднена иерархия, тут все участники равноценны.

Новая экономическая структура капитализма

Компании и корпорации могут применять блокчейн, но и блокчейн как технология сам по себе может заменить их целиком. Если компания это «обязательства плюс капитал», то реестр обязательств и учёт капитала можно децентрализовать.

Чтобы эта система работала, больше не нужен контроль сверху, со стороны управления компании — ведь базу данных теперь можно равномерно распределить между клиентами и подрядчиками. Раньше такое было невозможным. Говоря о государстве, отпадёт необходимость в его контроле над базами данных, где собраны идентификация личностей, разрешения, привилегии, нормативы и правовые акты.

Институционная криптоэкономика

Это и изучает институционная криптоэкономика. Её предмет — значение криптографически надёжных и защищённых реестров.

Классическая и неоклассическая экономика утверждают, что цель экономики — исследовать производство и товародвижение дефицитных товаров и изучать факторы, которые на это влияют.

По институциональной экономической теории, экономика — это совокупность законов. Законы (как правовые или языковые, как права собственности, регламенты, социальные нормы или идеология) координируют взаимодействие изначально несогласованных участников и стремятся сдерживать непредсказуемость. Сформулированные правила способствуют обмену — как торговому, так и «обмену» взаимоотношениями в контексте права и социального строя.

Криптоэкономика сфокусирована на принципах и теории, которые лежит в основе технологии блокчейна и альтернативных способов его применения. Криптоэкономика оперирует такими явлениями, как теория игр и проектирование стимулирующих схем — а это похоже на устройство блокчейна.

Институциональная криптоэкономическая теория связана с институциональной экономикой блокчейна и криптоэкономикой. Как и своя двоюродная сестра, институциональная экономическая теория, она — совокупность принципов и идей, приззванных наладить обмен и взаимодействие. Но она фокусируется не на правилах обмена, а на самой базе данных как основе для этого обмена: на данных, упорядоченных по определённым законам.

Теория институциональной криптоэкономики исследует законы, по которым устроены базы данных социальных, политических и экономических организаций — организаций, которые исторически используют реестры. Ещё она изучает, как новый способ хранить базы данных на основе блокчейна влияет на общество.

Экономические последствия блокчейна

Институциональная криптоэкономика помогает осознать, к чему ведёт блокчейн-революция, и что́ именно мы не можем предсказать.

Блокчейн это экспериментальная технология. И где её применить — открытый, творческий, инженерный вопрос. В одних проектах блокчейн приживётся. В других его попробуют применить, но он не подойдёт. Блокчейн — не панацея. Наверное, ещё не существует такого проекта, в котором обязателен блокчейн и только он. И мы не можем предсказать, во что это всё выльется в будущем.

Но процесс будет революционным, он многое изменит. Глобальная экономика давно находится в неопределённости, и, вероятно, её основы вскоре начнут трансформироваться и пересматриваться.

Наилучший способ применять блокчейн тоже пока неизвестен. И, даже когда мы о нём узнаем, следующим этапом будет столкновение с действительностью: ему предстоит встроиться в существующей уклад явлений и организаций, в основе которых была «классическая» база данных.

Базы данных повсеместны и поэтому варианты для применения блокчейна в теории тоже обширны — и вопрос в том, с чего именно начнётся лавина.

Созидательные трансформации в истории

Такие революции уже были.

Все сравнивают Биткойн—блокчейн с интернетом. Мол, блокчейн это интернет-версия-два или даже интернет-версия-четыре. Конечно, влияние интернета на всё сложно переоценить, но история с блокчейном другая.

Интернет улучшил существовавший лад, а блокчейн предлагает новый строй.Это не улучшение, а пересмотр — поэтому сравнивать его с интернетом не совсем корректно.

Изобретение блокчейна уместно сравнить с появлением точного измерения времени.

До того, как появилась возможность точно учитывать время, жизнедеятельность подчинялась природе: крик петуха примерно указывал, что скоро день. С точки зрения истории экономики, тогда главной помехой развития была неопределённость — время нельзя было однозначно измерить и, следовательно, использовать как надёжный инструмент.

Время было неточным, и этот недостаток однозначности влиял на всё. А точный механический учёт создал новые категории в экономическом строе. Эти категории раньше нельзя было даже представить, потому что существующими инструментами их было не реализовать. «Изобретённая» точность позволила управлять торговыми процессами на новых, дальних расстояниях.

Это позволило качественно иначе наладить перевозки и производство. Рабочий день стал однозначным, оплата работы — зависящей от ясных критериев, благодаря этому рабочие знали, как оцениваются их результаты. И руководители, и подчинённые объективно видели как исполняются их взаимные обязательства. Это стало сдвигом парадигмы.

Полные и неполные смарт-контракты

Оливер Вильямсон и Рональд Коз (Рональд Коз — также нобелевский лауреат 1991 года) предложили считать основой экономического строя и структуры бизнеса контракт как договор между сторонами. Такие контракты находятся в основе и криптоэкономики. И пока что самые выдающиеся результаты применения блокчейна проявляются в этой сфере.

Смарт-контракты на технологии блокчейна позволяют автоматизировать и обезопасить договорённости, и гарантировать их выполнение. Смарт-контракты могут привести к тому, что работы по их обслуживанию — надзор за выполнением обязательств: то есть то, чем занимаются юристы, аудиторы, бухгалтера и вообще всё, на чём завязана бо́льшая часть правовой системы — станут ненужны.

Ограничение смарт-контрактов в том, что они — набор заранее прописанных алгоритмов. Тут важно понять разницу между полным и неполным смарт-контрактом. Контракты в принципе бывают двух типов: полные (исчёрпывающие) и неполные (открытые).

Полный, исчерпывающий смарт-контракт говорит, что случится при любом гипотетическом раскладе и предусматривает любые возможные ситуации. А неполный, открытый подразумевает, что в будущем условия могут пересмотреть и дополнить, если что-то пойдёт не так при неучтённых обстоятельствах. Неполные смарт-контракты объясняют, почему решения и политика, принятые внутри корпораций, отличаются от решений для внешнего рынка, и наоборот (вспомним экономическую теорию Оливера Вильямсона), и даёт представление о вопросах по вертикальной интеграции и масштаба предприятия в целом.

Полные контракты невозможно составить, качественные неполные — дорого. А блокчейн, несмотря на стоимость проектирования смарт-контрактов, уменьшает издержки на разработку и транзакции — и поэтому открывает больше перспектив. Так рынок сам сможет функционировать в тех областях, которые раньше были доступны только огромным корпорациям, а бизнес — приходить туда, где раньше место было только правительству.

Перед предпринимателями стоит огромная задача: сделать всё реальностью. Существует технология oracles (взаимодействие зрителей с информацией на экране), и пока что она это ближайшее отражение алгоритмов блокчейна в современном мире. Она демонстрирует принцип, как полученная от пользователей информация конвертируется в данные, которые затем обрабатывает смарт-контракт.

Настоящие прорывы в блокчейн-революции, вероятно, будут в том, чтобы спроектировать и развить способы взаимодействия информации с получателями: улучшить её считывание, интерпретацию и применение в реальном мире. То есть неполные контакты заставить, насколько возможно, стремиться к полным, написанным и действующим по понятным однозначным алгоритмам на блокчейне.

В средние века, то, что развился институт суда, преобразовало торговлю: у продавцов появились эффективные и надёжные «посредники», которые вселили уверенность и гарантировали, что договорённости — исполнят. Говоря о блокчейне, аналогичная революция на походе.

Блокчейн заменит правительство?

Блокчейн-экономика последовательно повлияет на процессы в государстве и затронет смежные сферы: от налоговой до нормативно-правовой сфер и сферы услуг. Сейчас важно все изменения выявлять и исследовать.

Влияние вкладчиков на банки обусловлено информацией, которая им доступна. Чтобы обеспечивать безопасность и целесообразность финансовых институтов по отношению к клиентам, был введён контроль соблюдения экономических нормативов. По умолчанию считается достаточным знать ликвидность банка и оборотный капитал. Но ведь ни вкладчики, ни акционеры всё равно не видят базу данных банка. И, как следствие, не могут в достаточной мере влиять на всю организацию и руководство.

А когда вкладчики узнаю́т или, что ещё хуже, из-за недостатка информации додумывают, что банк не сможет сберечь их деньги — они кидаются спасать вложенное. Это называется паническим изъятием вкладов.

Одно из возможных применений блокчейна — открыто демонстрировать реальное состояние банка, его резерв и выданные кредиты вкладчикам и акционерам. Это исключит расхождения декларируемых заявлений с реальным положением вещей.

В мире блокчейна рынок тоже станет подконтрольным. Блокчейн не позволяет скрывать информацию. Принимая это как данность, люди перестанут бояться, что от них что-то скрывают, и не станут принимать опрометчивых решений из-за недостатка информации. Это решит проблему панических изъятий вкладов. Клиентам не придётся вникать во все тонкости — им достаточно будет убедиться, что блокчейн внедрён.

Теперь вообразим криптобанк — автономную блокчейн-структуру, которая выдаёт и принимает кредиты, связывая стороны без посредников. Криптобанк работает по прописанным на смарт-контрактах алгоритмам. Он так же прозрачен, как и банк из предыдущего примера, использующий блокчейн для контроля, — но наделён новыми свойствами. Эти свойства, возможно, вообще поставят под сомнение необходимость надсмотра. Например, криптобанк сможет самоликвидироваться: если он окажется несостоятельным — а это предскажут алгоритмы, — то сам «возвратит» активы и вклады клиентам.

Если это воплотится, то непонятно, какое место в новой реальности достанется институтам, основанным на контроле и надзоре.

Тайлер Ковен и и Алекс Табаррок говорят, что почти все регуляционные структуры как будто занимаются вторичными проблемами, которые возникают от недостатка информации. Проблемами, которые в мире прозрачности и полной доступности информации блокчейна просто перестанут существовать. Благодаря блокчейну информация станет прозрачной и доступной.

Блокчейн используют в «рег-теке»: это применение технологий к общепринятым распорядительным функциям: аудит, выполнение обязательства и экономический надзор. Но, возможно, по мере внедрения блокчейна, появятся новые экономические сложности и задачи, где потребуются контроль и надзор иного качества.

Те трансформации, что коснутся классических институтов — как банков из примера — повлияют на то, как сейчас применяется контроль, и, возможно, зададут ему новый вектор развития.

Из-за блокчейна исчезнут корпорации?

Роль блокчейна для предпринимателей не переоценить. Рассмотрим проблему роста. Сейчас проблемы масштабирования часто решаются линейным увеличением компании. Изначально, к этому приводят недочёты в договорах и увеличение расходов.

Такая бизнес-модель подразумевает, что капитализм — как строй, где есть акционеры — основная форма бизнеса. А возможность создать более продуманные смарт-контракты на технологии блокчейна означает, что предприниматели и производители смогут сохранять и долю, и человеческие ресурсы, и прибыль одновременно.

В последнее время связь между «вести успешный бизнес» и «руководить денежно-торговым капиталом» ослабевает, и эти понятия всё реже подразумевают друг друга. Зарождается капитализм, в основе которого не товары, а люди.

Предприниматели смогут выпустить продукт и сразу предложить его аудитории. И в реальном времени отслеживать полную картину результатов, каждый поступающий платёж и всю статистику. Дизайнеры смогут мгновенно «передавать» макеты конечным пользователям, чтобы они уже распечатывали модели на 3Д-принтере. Это повысит эффективность производства.

Когда покупатели смогут взаимодействовать с производителями и проектировщиками напрямую, на качественно новом уровне, посредники перестанут быть нужны. По крайней мере, в том виде, как сейчас: логисты не исчезнут, но изобретение беспилотных машин без водителей — причина и повод глобальных изменений во всей индустрии.

Изменение бизнес-процессов повлечёт за собой изменения в налогообложении. Возможно, весь процесс налогообложения для правительства усложнится, поэтому, в частности, есть шанс, что налоги с продаж и даже с избирателей повысятся.

Заключение

Блокчейн и связанные с ним технологические изменения подорвут экономический строй. В мир предсказуемых бизнес-моделей на основе централизации и финансовом капитализме уже врывается новая индустриальная революция. Блокчейн качественно изменит экономику: капитализм «обретёт человеческое лицо», а сами люди получат бо́льшую независимость и власть.

Но как именно всё произойдёт — не угадать. Предприниматели и изобретатели, как всегда, будут действовать методом проб и ошибок. Одни потеряют состояния, а другие сказочно разбогатеют. И это всё случится ещё до того, когда станет понятно, что за технология блокчейн в принципе и для чего лучше всего подходит.

Задача тех, кто осознал значимость только что созданной, но уже реальной технологии — внести ясность и упорядочить хаос, который обязательно возникнет, когда мир начнёт меняться.

https://mining-cryptocurrency.ru/feed/