«Bitmain играет грязно»: что происходит с ASIC-майнингом?

Эту историю рассказал один из ведущих разработчиков Sia, облачного хранилища на базе блокчейна. Год назад он и несколько членов команды Sia создали Obelisk, компанию по производству ASIC-майнеров для майнинга криптовалют. Их первые «асики» начнут выходить с конвейера через два месяца. Сам рассказ с погружением в мир криптовалютного майнинга — далее от первого лица.

Одна из причин, по которой мы запустили Obelisk, состояла в том, что мы чувствовали, что разработчики монет в общем очень плохо понимали мир майнинга, и лучшим способом понять его было бы замарать руки и вывести на рынок майнер.

С тех пор, как мы запустили Obelisk, мы многое узнали о майнинге, о GPU, об ASIC, о FPGA, об ASIC-устойчивости, о майнинговых фермах, электричестве и многом другом, о чем следовало бы знать разработчикам криптовалют. Мы не будем рассказывать обо всем, что знаем, но поделимся информацией, которая, я считаю, будет полезна для дизайнеров криптовалют и других членов криптовалютного сообщества.

Что такое ASIC-устойчивость?

Изначально мы крайне подозрительно относились к такому понятию, как ASIC-устойчивость (или ASIC-сопротивляемость), и путешествие в мир оборудования укрепило наши подозрения. Аппаратное обеспечение — чрезвычайно гибкая штука. Универсальные вычислительные устройства, такие как процессоры (CPU), графические процессоры (GPU) и даже DRAM, обладают огромным потенциалом, который занижается, чтобы их можно было использовать для общих вычислительных задач. В основном, при разработке аппаратного обеспечения, большинство алгоритмов можно существенно оптимизировать, просто убрав всю эту общность и сосредоточившись на конкретной задаче.

Подавляющее большинство ASIC-устойчивых алгоритмов были созданы инженерами-программистами, которые отталкивались в своих предположениях от ограниченности пользовательского оборудования. И эти предположения, как правило, были неверными.

Когда появятся новые ASIC для Equihash?

Equihash — это, пожалуй, самая легкая цель, поскольку многие люди были твердо уверены в алгоритме. И сегодня мы уже год как знаем, как делать весьма эффективные ASIC под Equihash.

Самое важное — это сделать сортировку памяти. Многие дизайнеры алгоритмов не осознают, что в ASIC можно объединить вычислительные и накопительные элементы чипа. Когда видеокарта с графическим процессором производит вычисления на Equihash, ей приходится проходить весь путь до памяти вне чипа, доставлять данные в вычислительные ядра, манипулировать этими данными, а затем посылать измененные данные обратно в память.

Манипуляции, которые вам нужно осуществить с данными, в Equihash достаточно простые, чтобы вы могли просто объединить память и вычисления вместе, а значит, производить большую часть манипуляций в одном месте, что существенно уменьшает количество энергии, необходимой для перемещения данных туда и обратно, а также уменьшает время обработки данных. Что, в свою очередь, повышает эффективность и скорость.

Стоит ли говорить, что мы не были удивлены ни на каплю, когда Bitmain представил мощные ASIC для Equihash. На самом деле, «асики» Bitmain менее производительны (в 5-10 раз), чем должны быть, исходя из наших внутренних исследований. Тому могло быть много причин, но в целом разумно предположить, что в ближайшие месяцы появятся более мощные ASIC-системы для этого алгоритма.

У нас также были наброски по Ethash. Понятно, что Ethash не так легко дается ASIC, как Equihash, но, как мы видим на примере существующих продуктов, устаревшие GPU вполне можно обойти. Ethash это, безусловно, самый устойчивый к «асикам» алгоритм из всех, что мы видели.

В конце концов, всегда можно создать специальное оборудование, которое будет работать лучше оборудования общего назначения. Я не могу снова не упомянуть, что каждый, с кем я обсуждал ASIC-устойчивость, недооценивает гибкость, с которой инженеры аппаратного обеспечения обходят отдельные проблемы, даже в условиях ограниченного бюджета. На любой алгоритм всегда найдется путь, который может избрать инженер и превзойти оборудование общего назначения. В этом фундаментальное ограничение оборудования общего назначения.

Устойчивость к хардфоркам

Многие люди считают, что компьютерные вычисления можно разбить на три категории: CPU, GPU и ASIC. Хотя это категории, которые в целом видит публика, в мире чипов есть только один тип чипов: ASIC. Внутри компании Nvidia, Intel и другие называют свои продукты ASIC. Что еще раз подчеркивает, насколько гибкие ASIC по своей сути.

Я бы хотел оценивать гибкость по шкале от 1 до 10. На одном конце, там где 1, мы поставим процессор Intel. На другом конце поставим биткоиновый ASIC. Дизайнеры в состоянии создавать чипы, которые будут размещаться по всей этой шкале. По мере движения от 1 к 10, вы теряете гибкость, но получаете прирост производительности, причем существенный. Вы также уменьшаете количество требуемых усилий для дизайна и разработки, жертвуя гибкостью. На этой шкале графические процессоры получат гибкость 2.

Вообще говоря, мы не видим разработанных продуктов, которые попадают где-то между GPU и совершенно не гибким ASIC, потому что, как правило, к тому времени, когда вы уже достаточно отказались от гибкости, чтобы отойти от графического процессора, у вас уже есть конкретное применение на уме и вы готовы пожертвовать оставшейся гибкостью ради максимизации производительности. Кроме того, гораздо дешевле разрабатывать совершенно не гибкие ASIC, что еще раз объясняет, почему не так много продуктов растянулось посередине этой шкалы.

Два примера продуктов между GPU и ASIC — это майнеры Baikal и Google TPU (тензорный процессор Google). Это чипы, которые могут охватывать гибкий диапазон приложений, будучи гораздо более производительными, чем GPU. Случай Baikal особенно интересный, потому что он достаточно хорош, чтобы сделать GPU устаревшими для огромного числа монет, при этом используя один и тот же чип. Эти чипы также достаточно гибкие, чтобы догонять и хардфорки.

Стратегия делать хардфорки, чтобы выключить ASIC из сети, теряет силу с каждым своим применением, потому что дизайнеры чипов обладают способностью делать чипы, которые гибкие, причем как немножко гибкие, так и очень гибкие, и каждый прирост гибкости выливается в небольшое падение производительности. Разработчики Monero были вынуждены сохранять общую структуру алгоритма PoW и поэтому мы считаем, что можно сделать майнер Monero, способный переживать хардфорки и терять в производительности не более чем в 5 раз.

Equihash — это алгоритм с тремя параметрами. Майнинг Zcash происходит с одним конкретным выбором этих параметров и любой наивный хардфорк от Zcash с целью сбросить ASIC, вероятнее всего, будет включать изменение одного или нескольких из этих параметров. Мы смогли придумать базовую архитектуру Equihash ASIC, которая могла бы успешно следовать за хардфорком, выбирающим любой набор параметров. Смысл в том, что базовый хардфорк, меняющий параметры алгоритма, не сможет сломать наш чип, нужно более фундаментальное изменение. Несмотря на такую гибкость, мы считаем, что наш ASIC будет намного более быстрый и производительный, чем GPU. Мы не привлекли финансирования для Equihash ASIC, поэтому наши разработки остались пылиться на полке.

Однако выводы еще раз подтверждают возможности ASIC. Я думаю, есть много людей, которые не понимают, что гибкие ASIC возможны, и думают, что небольшие хардфорки смогут выключить «асики» из сети майнеров. Иногда этого может быть достаточно, но точно так же, как алгоритмы пытаются стать ASIC-устойчивыми, ASIC могут попытаться стать устойчивыми к хардфоркам, особенно когда изменения незначительные.

Секретные «асики» Monero

Несколько месяцев назад вскрылось, что для майнинга Monero разрабатывались секретные ASIC. Мои источники говорят, что на этих секретных ASIC майнили с начала 2017 года. Почти полный год секретного майнинга прошел до открытия. ROI этих секретных «асиков» был огромным, а группа создателей получила более чем достаточно денег, чтобы попробовать снова с другой ASIC-устойчивой монетой.

По оценкам, секретные «асики» Monero держали больше 50% хэшрейта почти год до открытия и никто не заметил. За это время огромные запасы Monero сосредоточились в руках небольшой группы и атака 51% могла быть осуществлена в любой момент.

Хардфорк Monero успешно стряхнул «асики». Я не думаю, что дизайнеры ASIC пытались добавить гибкости своим «асикам», но теперь, когда Monero объявила о двухгодичном изменении PoW, мы можем увидеть еще один раунд с появлением секретных ASIC с большей гибкостью. Награда за блок Monero достаточно высока, так что если даже 30% «асиков» переживут хардфорк PoW, создавать устойчивые к хардфорку ASIC все равно имеет смысл.

Могу предположить, что появится еще одно поколение секретных «асиков» Monero, и эти «асики» будут более консервативными и гибкими, чтобы успеть за форками, которые Monero будет выкатывать каждые 6 месяцев.

Другие секретные ASIC

Слухов о секретных ASIC — полным-полно. Люди, которые держат секретные ASIC, не склонны болтать о них чересчур много, но в марте 2018 года мы узнали о возможном существовании ASIC для Equihash и Ethash, а также для множества монет поменьше. Мы считаем, что три разные группы активно майнили Zcash на разных ASIC до объявления Bitmain Z9.

Мы знаем о майнинговых фермах, которые готовы платить миллионы долларов за эксклюзивный доступ к проектам «асиков» под определенные криптовалюты. Даже небольшие монеты с маленькой капитализацией могут принести миллионы долларов прибыли для кого-то с эксклюзивным доступом к секретным машинам для майнинга. Соответственно, вокруг секретного майнинга собирается неформальная подпольная индустрия. Все это строго секретно и прибыльно, и даже хардфорки не могут омрачить радость секретных майнеров.

На данный момент можно с высокой долей вероятности предполагать, что каждую монету на базе Proof-of-Work с вознаграждением за блок в размере более 20 миллионов долларов за прошлый год майнила хотя бы одна группа секретных «асиков», либо будет майнить в ближайшие пару месяцев. Самый простой простой способ обнаружить это — окупаемость видеокарт. Но поскольку ASIC продолжают вливаться в каждую монету на рынке, это постепенно перестанет быть надежной метрикой, потому что не будет больше монет, на которые работают исключительно видеокарты.

Игра в ASIC стала такой популярной, потому что на кону огромные деньги. Даже небольшие монеты могут стоить десятки миллионов долларов, чего более чем достаточно, чтобы оправдать производственный цикл с высоким риском.

Влияние на производителя

Производители, публично продающие ASIC, вроде Bitmain, менее подвержены таким вещам, как хардфорки для ASIC, чем пользователи. На примере Sia мы оценили, что Bitmain вывел A3 на рынок меньше, чем за 10 миллионов долларов. За 8 минут после анонса A3 Bitmain уже получил больше 20 миллионов долларов с продаж за оборудование, на разработку которого потратил 10 миллионов долларов. Bitmain окупил свои инвестиции еще до того, как майнерам придут их машинки.

В данном случае хардфорк никак не затронул Bitmain. Bitmain получил заработал на Sia и разработчики с этим ничего не могут поделать. Точно так же было с майнерами Monero, которые анонсировал Bitmain. Bitmain даже не представлял майнеры, пока Monero не анонсировали хардфорк, и все же продал достаточно устаревшее оборудование клиентам, возместив издержки и получив прибыль.

Игра в майнинг сильно зависит от производителей. Они получают контроль над производством оборудования и знают о состоянии отрасли больше, чем кто-либо другой. Рентабельность майнера во многом зависит от переменных, которые производитель контролирует, никому ничего не говоря.

В случае с майнером Halong Decred мы увидели, что они «распроданы» с неизвестным размером партии по 10 000 долларов. После этого было замечено, что больше 50% награды майнеров уходило на один адрес, который ассоциируется с Halong, означая, что они держали большую часть хэшрейта и прибыл у себя. Наше исследование оборудования для майнинга позволяет предположить, что общая стоимость производства оборудования составляет меньше 1000 долларов, означая, что любой, кто платит 10 000 долларов за него, делает производителю огромную прибыль, позволяя ему сделать еще 9 штук для себя. Помимо этого, покупатель понятия не имеет, сколько майнеров было продано и какой станет сложность по прибытии его «асика». Покупатель полностью доверяет производителю.

Если бы у криптовалюты вроде Sia было месячное вознаграждение в блоках на 10 миллионов долларов, а на полке лежат «асики», способные намайнить 120 миллионов долларов,  можно было бы ожидать, что компания заработает 120 миллионов долларов на своих «асиках». Но у производителя есть способ заработать гораздо больше.

В случае с A3 Bitmain, небольшая партия майнеров была продана публике с очень быстрым временем отгрузки, скажем, меньше 10 дней. Вскоре после этого на YouTube начали ходить видео  с людьми, которые купили майнеры и вполне себе отбивали по 800 долларов в день на них. Это породило манию вокруг A3, и вторую партию Bitmain продал намного успешнее.

Хотя мы не знаем, сколько было продано штук A3, мы ожидаем, что профит, который компания получила от продаж второй партии, был гораздо выше, чем возможная награда за блок от майнинга с использованием этой партии A3. Получается, Bitmain продал майнингового оборудования на сотни миллионов долларов, зная, что награда за блок будет недостаточно большой, чтобы пользователи отбили эти деньги, даже при условии бесплатного электричества. И это уже не первый раз, нечто подобное они проделали с майнерами Dash. Мы называем это «наводнение» (flooding), и это еще один пример опасной асимметрии, которая существует между производителями и потребителями.

В конце концов, производители оборудования для майнинга продают машины для печати денег. Хорошо финансируемая компания, максимизирующая прибыль, будет продавать печатающую деньги машинку только за деньги, которые превысят прибыль от самостоятельной печати. Покупатель должен понять, почему производитель продает майнеры, а не майнит сам.

Есть несколько причин, по которым производителю было бы целесообразно продавать машину для печати денег, а не печатать их самому. Первая — это капитал. Производство — дорогостоящий процесс, требующий времени. Если у производителя не хватает денег для создания собственного оборудования, имеет смысл продавать это оборудование, а деньги от продажи направлять в производство. Все сводится к тому, что производитель продает будущую прибыль, чтобы сделать выручку сегодня, и это вполне распространенная сделка в финансовом мире.

Еще одна причина, по которой производитель может продавать печатные машинки для денег вместо их использования — затраты на электроэнергию. Если бы производитель имел определенные договоренности по электричеству, кто-нибудь другой, с более дешевым электричеством или дата-центром получше, пожелал бы купить оборудование по цене выше, чем оценивает сам производитель. Конечно, у большинства производителей есть доступ к хорошим ценам на электричество, и если ваше электричество не бесплатное, вы вряд ли его обойдете.

Наконец, у производителя может быть другие причины, по которым он может захотеть сделать быстрые деньги вместо того, чтобы вкладывать долгосрочные инвестиции в оборудование. Но это не относится к майнингу криптовалют, потому что срок жизни майнеров составляет менее двух лет, а для бизнеса это не очень большой срок для возврата инвестиций.

Гибкость производителя

В мире производства традиционных чипов на все про все, от запуска разработки до выхода чипа, уходит 2 года. В случае майнеров Sia и Decred у нас ушло 13 месяцев от запуска проектов до получения продукта. Если бы мы занялись этим сейчас, думаю, у нас ушло бы 9 месяцев.

Огромное количество времени было потрачено на особую трассировку чипа. Есть более быстрый процесс разрабротки, размещение и трассировка, который сокращает время разработки на 3 месяца, но выдает чипы, которые в 2-5 раз медленнее кастомных. Мы думаем, что если бы мы использовали методологию размещения и трассировки, мы бы выдали готовый продукт за 6 месяцев.

Мы думаем, что Bitmain потратил около 5 месяцев на создание майнера A3, а Halong — 9 месяцев на майнер B52. Обе компании, по нашему мнению, использовали метод размещения и трассировки, учитывая относительно слабую производительность их майнеров.

Это временные рамки на создание чипа с нуля. Если цель состоит в том, чтобы гоняться за хардфорком, временные рамки будут намного уже. Если вы заранее знаете, что вам нужно будет перепроектировать чип, есть много сокращенных путей, позволяющих уменьшить общее время, необходимое для выхода на рынок. Изменение дизайна для соответствия изменения займет меньше времени, чем работа с нуля, и хорошая команда с хорошо спланированной базовой архитектурой управится за две недели. Новые чипы появятся уже через 40 дней. Затем их нужно будет упаковать, это еще неделя, и отправить производителю для сборки. Потом вы получите майнеры и начнете майнить.

Если все печати, части и все остальное будет готово заранее, модернизировать чип, чтобы адаптировать его для хардфорка, займет около 70 дней, во всяком случае в теории. На практике Bitmain потребуется 3-4 месяца, чтобы адаптировать существующих чип к хардфорку, а если печати не будут зарезервированы, потребуется 4-5 месяцев. Любая компания, которая не связана с Bitmain, может добавить еще 30-60 дней.

Экономика масштабов

Некоторые люди уже понимают ситуацию с экономикой масштабов. Чем больше денег вы тратите, тем эффективнее каждый доллар. Этот эффект поддерживается на каждом уровне масштабов, включая масштабы миллиардов или десятков миллиардов долларов.

Самое простое проявление такой экономики — объемы заказов. Если вы закажете сто тысяч радиаторов, цена будет одна. Если миллион — цена будет лучше. Чем больше масштабы, тем ниже цена. Этот эффект затрагивает практически все части аппаратной промышленности и рождается потому, что производители доходят до такой точки, когда могут покупать и выделять оборудование под ваш заказ, а затем поддерживать 100-процентную эффективность работы этого оборудования. При масштабировании вы получаете лучшую настройку и специализацию в дополнение к экономии расходов, а значит ваши продукты становятся эффективнее и дешевле.

В определенный момент появляется смысл просто выкупить всю мощность производителя. Большой процент цены производства приходится на оборудование для производства. Оборудование, которое простаивает 50% времени, будет давать в два раза меньшую эффективность из расчета стоимости на деталь, чем оборудование, которое работает 100% времени. Увеличивая объемы заказов, вы загружаете оборудование по максимум, что опять же снижает цену.

Очевидно, кому-то нужно это оборудование производить. Если вы масштабируетесь до момента, когда вы постоянно заказываете определенное оборудование, его производитель начинает выделять конвейеры специально под вас и загружает свое оборудование на 100%, а значит и оно становится дешевле.

И это только начало. На каждом этапе каждый оператор, производитель и так далее, все берут маржу, накидывая 30% в зависимости от объема заказов. Если у вас достаточно денег, вы выстраиваете вертикальную интеграцию, либо выкупая их и срезая эту маржу, либо создавая собственную.

Аппаратное обеспечение проходит много этапов. Есть этап приобретения сырья, такого как железо и нефть, обработка этих материалов, последующее производство из них базовых частей, которые продаются для общих продуктов. Эти базовые части зачастую готовятся по 6 месяцев и больше, а значит у поставщиков всегда имеются большие запасы, которые позволяют быстрее поставлять части клиентам. Каждый шаг обычно вводит посредника и неэффективность, особенно потому что общие пути разбегаются на дорожки конкретных продуктов. Если у вас есть определенный продукт, который имеет достаточный объем и масштаб, чтобы оправдать выделенную цепочку поставки, вы скостите расходы, повысите качество продуктов и эффективность производства, а также будете на шаг вперед остальных.

Чтобы представить в числах, каждый раз, представьте, что каждый раз, когда вы в десять раз превышаете определенную сумму, вы можете сэкономить 30% на каждой части. Допустим, если вы тратите 100 миллионов долларов на майнеры, вы можете получить их по 500 долларов. Потратив 1 миллиард долларов на майнеры, вы можете снизить цену до 350 долларов за майнер, просто за счет увеличения суммы. А если вы дойдете до 10 миллиардов долларов, цена за майнер может упасть до 245 долларов. При этом ваши майнеры не просто станут дешевле, но и производительнее.

Грязные игры

Когда мы начали с Obelisk, до нас добирались различные источники, которые предупреждали, что Bitmain играет грязно и что если мы попытаемся производить в Китае, нас остановят.

Имея это в виду, мы подняли на уши всех, с кем работали, и осторожно связались с американским производителем, у которого были мощности в Китае. Это было привлекательно, потому что цены были вполовину от того, что бы мы заплатили, производя в Америке, а производство обещало быть самой большой статьей наших расходов.

Мы сделали все возможное, чтобы скрыть связь производителя с Obelisk, убрали название производителя с нашего сайта, из любых публичных данных, вели себя очень осторожно. Заказы делали через отдельное лицо.

И вот, однажды, в пятницу ночью, наш производитель связался с нами и без особых предупреждений и объяснений сказал, что не сможет производить части для нас. Как нас и предупреждали, наша попытка производить в Китае закончилась неудачей. Полагаю, эта неудача обошлась нам примерно в 2 миллиона долларов.

У нас нет абсолютно никаких доказательств, что в этом был замешан Bitmain. У нас были связи с другими компаниями, которые подтверждали, что сталкивались с подобным, но не имели никаких доказательств, что в этом замешан Bitmain. Я даже не знаю, нужно ли было включать эту часть в рассказ, потому что у нас нет ничего кроме нескольких предупреждений, которые вылились в форме корректных уведомлений.

Но в отрасли хорошо знают, что Bitmain ведет грязную игру. Об этом известно всем. Мы знали, что они предпринимали и будут предпринимать попытки повлиять на нашу цепочку поставок так, чтобы мы не преуспели. И то же будет со всеми их конкурентами.

Майнинговые фермы

Майнинговые фермы — это, пожалуй, единственная область, в которой экономика масштабов не работает. Хорошие цены на электричество даются на небольшие объемы, распределяются по всему миру и имеют уникальные условия. Большим компаниям сложно построить систему, которая сможет собирать недорогое электричество по всему миру. Напротив, самое недорогое электричество и дата-центры держатся небольшими компаниями, которые по отдельности не имеют больших объемов ни электричества, ни хэшрейта.

Из того, что я смог накопать, среднестатистическая профессиональная майнинговая ферма платит где-то 4-6 центов за электричество, а потом еще 3-6 центов за управление и обслуживание. В среднем, майнинговые фермы обходятся в 50 долларов за киловатт в месяц. По мере совершенствования технологий и роста отрасли, можно ожидать, что это число будет ближе к 35 долларам за киловатт в месяц (включая обслуживание, землю, налоги и прочее) к 2019-2020 году. Вряд ли кто-нибудь, кто платит больше 80 долларов за киловатт в месяц, останется конкурентоспособным, если только криптовалюты внезапно не вырастут в цене в следующем году.

20% майнеров уже, по всей видимости, платят меньше 35 долларов за киловатт, а еще 5% — меньше 20 долларов. По моим оценкам, если цена Биткоина существенно упадет, эти майнеры останутся в деле, а все, кто платит 50 долларов и выше, им придется уйти.

Трудно понять, где находится Bitmain, но на основе всего, что мы видели, можно оценить, что эта отметка где-то около 30 долларов за киловатт в месяц.

Чип не важен

Большинство майнинговых стартапов, похоже, невероятное внимание уделяют самому чипу. Но насколько мы могли понять, чип это даже не половина истории. Чип важен, конечно, но если все, что у вас будет, это самый лучший в мире чип, одно только это не сделает вас конкурентоспособным производителем.

У майнера цель какая? Сделать как можно больше хэшей и заплатит за это как можно меньше. Быстрый чип означает, что вам нужно тратить меньше денег на чипы, чтобы получить хэшрейт. И более энергоэффективный чип означает, что вам нужно тратить меньше денег на электроэнергию, чтобы получить хэшрейт. Но вы тратите деньги не только на чипы и электричество. Вы тратите их на блоки питания, на контроллеры, на порты вроде Ethernet, на корпуса, на розетки, на вентиляторы, на полки и прочее.

Чип — это лишь часть уравнения в успешном майнинге. Если вы не видите целой картины, вы просто потеряете деньги. Так погибла Butterfly Labs (и другие) — они сделали высокопроизводительный чип, который выдает сотни ватт тепла. Для сравнения, чипы Bitmain выдают по шесть ватт каждый.

Bitmain впечатляет

Люди недооценивают Bitmain. Да, у них полно денег, и да, они доминируют из-за экономики масштабов. Но они также доминируют, потому что выходят на рынок первыми. Они доминируют, потому что у них лучшие разработчики чипов в мире криптовалют. Они доминируют, потому что внедряют инновации в десятках мест, чтобы сократить расходы и повысить эффективность там, где люди даже не подозревают. Они нанимают лучших и хорошо им платят. И поэтому они на вершине.

Что еще сказать? Мне кажется, что люди недооценивают Bitmain или предполагают, что они играют грязно, потому что не могли бы иначе. Но это не так. Они играют грязно, потому что это еще один способ оптимизировать их бизнес и потому что они знают, чего хотят. Все остальное уже оптимизировано. Если мы хотим понять майнинг, мы должны принять то, что сущность, которая контролирует большую часть майнинга сегодня, это мощная, впечатляющая и высоко квалифицированная, первоклассная сущность.

Самый главный вывод, который можно вынести из всего этого, состоит в том, что майнинг — это для крупных игроков. Чем больше денег вы тратите, тем больше ваше преимущество, и изменить это уравнение не так-то просто. Рано или поздно появится большой агент, который производит и контролирует большую часть хэшрейта. Но я не думаю, что в ближайшие несколько десятилетий появится много производителей, которые производят относительно конкурентоспособные майнеры. Производство так или иначе приводит к централизации.

И хотя новости обескураживают, это не конец света для Bitcoin или других криптовалют на основе протокола Proof of Work. Децентрализация хэшрейта — это хорошо, но есть много других механизмов, которые сохраняют монополизацию среди производителей. Например, ситуация с Bitcoin/Segwit2x. Больше 80% хэшрейта открыто поддерживало активацию Segwit2x, но движение в целом зачахло.

Существует множество других инструментов, доступных разработчикам и сообществам криптовалют, позволяющих бороться с враждебным хэшрейтом, включая хардфорки и расколы сообществ. Владельцы хэшрейта об этом знают и поэтому стараются не делать ничего, что могло бы помешать здоровому притоку прибыли. И теперь, когда мы неизбежно движемся к централизованному хэшрейту, мы как разработчики и изобретатели вынуждены играть по новым правилам и в новых условиях. Мы все в одном котле, даже если остаемся разрозненными.

Еще и не такое узнаете.