Пуэртопия: что криптовалютные миллиардеры хотят сделать с Пуэрто-Рико?

Они говорят, что строят Пуэртопию (Пуэрто + утопия). Но потом кто-то сказал им, со всей серьезностью, что puertopia переводится как «игровая площадка вечного мальчика» с латыни. Поэтому они меняют название. Теперь это место будет называться Сол.

Где собираются жить криптовалютные миллиардеры?

Десятки предпринимателей, сделавшие себе состояние на блокчейне и криптовалютах, массово двинулись в Пуэрто-Рико этой зимой. Они продают свои дома и автомобили в Калифорнии и отправляются на карибский остров, дабы спрятаться от налогов и отчислений со своего растущего богатства, которое у некоторых достигает миллиардов долларов.

И эти мужчины – потому что среди них практически одни только мужчины – знают, что хотят сделать со своим состоянием: они хотят создать криптоутопию, новый город, в котором деньги будут виртуальны, а контракты публичны, чтобы показать остальному миру, на что может быть похоже криптобудущее. Блокчейн, цифровая база данных, которая лежит в основе виртуальных валют, может перевернуть основы общества – и пуэртопианцы хотят это доказать.

Больше года предприниматели искали подходящее место. После того, как ураган Мария разрушил инфраструктуру Пуэрто-Рико в сентябре, а цены на криптовалюты поползли вверх, они увидели возможность и заторопились.

Итак, криптосообщество собралось на острове, чтобы создать свой рай. Теперь инвесторы проводят здесь свои дни в поисках мест размещения собственных аэропортов и доков. Они разместились в отелях и музее исторического района столицы, который называется Старый Сан-Хуан. Они говорят, что ведут тесные переговоры с местным правительством о создании первого криптовалютного банка.

«Здесь прошел идеальный шторм», говорит Холси Майнор, основатель CNET, который переводит свою новую блокчейновую компанию Videocoin с Каймановых островов в Пуэрто-Рико. «Хотя ураган Мария был очень плохим для людей Пуэрто-Рико, в долгосрочной перспективе люди поймут, что это был дар свыше».

Пуэрто-Рико предлагает беспрецедентное налогообложение: никаких федеральных налогов на личный доход, никаких налогов на прибыль, приятные налоги для бизнеса – и даже американское гражданство не нужно. Сейчас местное правительство дружелюбно относится к криптоутопистам; губернатор выступил на саммите, посвященном блокчейну, в Мюнхене в марте.

Местный налоговый юрист по блокчейну ­– Джованни Мендес, ему 30 лет. Он ожидал, что налоговые экспатрианты исчезнут после урагана Мария, но население, напротив, выросло.

«Популяция нехило выросла», говорит Мендес, обслуживающий около двух десятков криптоклиентов. «Все они приехали вместе».

Это движение вызывает тревогу у более раннего поколения налоговых экспатов в Пуэрто-Рико, например, у менеджера хедж-фондов Робба Рилла, который управляет социальной группой тех, кто использует налоговые льготы.

«Они позвонили мне и сказали, что покупают 250 000 акров, чтобы построить собственный город, буквально создать город в Пуэрто-Рико с собственным криптомиром», говорит Рилл, который переехал на остров в 2013 году. «Я не одобряю это».

Новоприбывшие все еще обсуждают точную форму, которую должна принять Пуэртопия. Некоторые думают, что нужен город; другие считают, что достаточно перебраться в Старый Сан-Хуан. Пуэртопианцы, однако, рассчитывают на быстрый переезд.

«Впервые я наблюдаю, как индустрия преобразует место в то, которое хочешь увидеть», говорит Майнор.

Монастырь

Пока пуэртопианцы не нашли землю, они осели в Монастыре, отеле на 7000 квадратных метров, который остался невредим после урагана. Он стал их базой.

Мэтт Клеменсон и Стивен Моррис как-то распивали пиво на крыше Монастыря. Клеменсон слегка взбудоражен и носит двухцветные авиаторы; Моррис, разговорчивый американец, был в карго-шортах и ботинках со стальными носками. На шее смартфон. Они хотят четко донести две мысли: Пуэрто-Рико был выбран из-за урагана, и они пришли с миром.

«Только когда все смело с лица земли, можно с легкостью начать строительство с нуля», говорит Моррис. Ему 53 года.

«Мы доброжелательные капиталисты, строящие доброжелательную экономику», говорит 34-летний Клеменсон, основатель Lottery.com, использующей блокчейн в лотереях. «Пуэрто-Рико был скрытым сокровищем, это очарованный остров, о котором все забыли. Возможно, спустя 500 лет мы сделаем из него что надо».

Другие пуэртопианцы прибыли на крышу гурьбой, вернувшись из полнодневного автобусного тура по поиску недвижимости. Брок Пирс, 37 лет, лидер движения Пуэртопии, носит брюки-капри, черный жилет почти до колен и большую черную шляпу. Он и другие прибыли на остров в начале декабря.

«Сострадание, уважение, финансовая прозрачность», отвечает Пирс на вопрос, что привело его сюда.

Пирс, директор Bitcoin Foundation, большая фигура в криптомире. Он стал соучредителем стартапа, развивающего блокчейн-для-бизнеса, Block.One, который продал порядка 200 миллионов собственной виртуальной валюты EOS в рамках первичного предложения монет. Стоимость всех токенов EOS порядка 6,5 миллиарда долларов.

Пирс попал в мир цифровых денег как профессиональный геймер, добывая и торгуя золотом в видеоигре World of Warcraft. Пирс – очень противоречивая фигура: его судили за мошенничество и другое.

Внизу, в пентхаусе Монастыря, тусуется около десятка других эмигрантов. Воды в ту ночь не было, поэтому туалеты и смесители были сухими. Майнор сидел на выступе алькова.

«США мы не нужны. Они пытаются заглушить эту экономику», говорит Майнор, ссылаясь на сложности, с которыми столкнулись криптоинвесторы в американских банках. «Должно быть место, в котором люди смогут свободно изобретать».

Пирс меряет комнату шагами, сжимая кулаки. Несколько раз на дню он включает видео на телефоне и через портативную колонку вещает (или молчит под музыку) Чарли Чаплин в фильме 1940 года, «Великий диктатор», в котором Чаплин пародирует Гитлера. Он находит вдохновение в таких строках: «Больше, чем в машинах, мы нуждаемся в человечестве».

«Я боюсь, что люди неправильно истолкуют наши действия», говорит Пирс. «Решат, что мы просто едем в Пуэрто-Рико, чтобы уклониться от налогов».

Он сказал, что создаст благотворительный токен под названием ONE за 1 миллиард собственных денег. «Если убрать СЕБЯ из денег, вы останетесь с ONE (наедине)», говорит Пирс.

«Он призывает к чему-то большему», говорит Кай Найгард, криптоинвестор и один из создателей канадской компании Nygard. «Он выше денег».

Сила личности Пирса и его духовное присутствие важны для группы, члены которой по большей части агностики. Пирс регулярно проводит ритуалы. В тот же день, когда они осматривали владения, они остановились у исторического дерева Сейба, известного как Древо Жизни.

«Брок залез в дупло и просидел там 10 минут», говорит Найгард.

Пирс обошел дерево и произнес молитвы за Пуэртопию, держа ржавый ключ, который он нашел на территории. Он целовал ноги старика. Он освящал кристалл в воде, а все остальные смотрели. Он прочитал речь Чаплина всем и дереву.

Этот ключ теперь находится в пентхаусе.

Позже, за ужином в ближайшем ресторане, группа заказала тарелки с осьминогами, жареным сыром, коктейли с севиче и ромом. Зашел спор о том, покупать ли Рузвельтовский морской вокзал Пуэрто-Рико, площадью 9000 акров, с двумя глубоководными портами и соседним аэропортом.

Пирс к тому времени уже заснул, его шляпа накренилась и руки скрестились. В последнее время он часто спал по два часа за ночь, зачастую на земле, чтобы оставаться на связи с электрической энергией Земли. Джош Боулс, высокий спортсмен, также выходец из криптомира, взял его на руки и группа вернулась в Монастырь.

Они прошли мимо большого розового здания на старой городской площади, с которого начинается обзор Пуэртопии. Когда-то это был детский музей, но скоро он станет криптоклубом и информационным центром, у которого будет миссия «объединить пуэрториканцев с пуэртопианцами».

Кондадо Вандербильт

Рабочие дни в Пуэртопии проходят расслабленно. Однажды утром 39-летний Брайан Ларкин и Рив Коллинс, 42 года, работали в другом старом отеле, «Кондадо Вандербильт», забравшись с ноутбуками в бассейн бара с холодными пина-коладами на подносе.

«Мы сделаем здесь криптомир», говорит Ларкин. Сам он намайнил около 2 миллиардов долларов в биткоине и является главным по развитию технологий в Blockchain Industries, базирующейся в Пуэрто-Рико.

Коллинс, интернет-ветеран, заработал порядка 20 миллионов долларов от первичного предложения монет на BlockV, своем магазине приложений для блокчейна, токены которого оцениваются в 125 миллионов долларов. Он также стал сооснователем Tether, криптовалюты, привязанной к доллару, токены которой оцениваются в 2,1 миллиарда долларов. Но Tether имеет не лучшую репутацию в мире криптовалют.

«Короче, нет. Я не хочу платить налоги», говорит Коллинс. «Впервые в истории человечества кто-то кроме королей, государств или богов может создать свои собственные деньги».

Он переехал из Санта-Моники, Калифорния, с несколькими сумками и теперь запускает местный инкубатор криптовалют Vatom Factory.

«Когда Брок сказал: мы едем в Пуэрто-Рико ради налогов и создать этот новый город, я ответил: я в деле», говорит Коллинс. «Узрел незримое».

Скоро они вернулись к работе, проверяя Coinmarketcap.com, сайт, показывающий цену криптовалют.

«Наша капитализация набирает 100 миллионов долларов за неделю», говорит Коллинс.

«Поздравляю, чувак», говорит Ларкин.

Местные жители Сан-Хуана пытаются понять, что делать с криптовторженцами.

Некоторые открыты для новой волны, приветствуют впрыск инвестиций и идей.

«Мы открыты для криптобизнеса», говорит Эрика Медина-Веччини, главный специалист по арзвитию бизнеса в Департаменте экономического развития и торговли. Она говорит, что ее отдел начал кампанию, направленную на появление криптоэкспатов, под названием «Райское представление».

Другие обеспокоены тем, что остров будет использоваться для экспериментов, и поговаривают о «криптоколониализме». На вечеринке в Сан-Хуане, 32-летний Ричард Лопез, владеющий пицца-рестораном Estella в Аресибо, заявил: «Я думаю, это круто. Привлеките их налогами и пусть они тратят деньги».

Андрия Сац, 33 года, выросшая в Старом Сан-Хуане и работающая в Conservation Trust в Пуэрто-Рико, не согласна с ним:

«Мы – налоговая песочница для богатеев», говорит она. «Мы эксперимент для всех, кто хочет поучаствовать. Местные ничего не получат».

. Построим свою Пуэртопию.