«VPN использовать можно, но зачем он тебе, ты, небось, там будешь порнуху смотреть?» — как живут страны, где работает ограничение VPN

С ноября 2017 года в России начнет действовать новый закон, запрещающий рекламировать и предоставлять сервисы, позволяющие обойти блокировку запрещенных ресурсов. Издание Kanobu изучило опыт Китая, где такие правила действуют давно и попыталось предположить, к каким последствиям приведет данная инициатива в России.

В Китае VPN никто не запрещает пользоваться, но «по факту — могут мурыжить про неблагонадежность, вызывать неофициально на беседы в полицию и тому подобное. То есть VPN использовать можно, но зачем он тебе вообще? Ты, небось, там будешь порнуху смотреть? А вот это нельзя!», — говорит Михаил Панюшкин, директор по развитию iXBT.com, который жил в Шеньчжэне в конце 2016–начале 2017.

«На иностранцев всем плевать, у китайцев бывает по-разному. Например, мои китайские знакомые-программисты пользовались VPN (им часто нужно что-то гуглить), но на всякий случай платили там биткоинами. Все понимают, что отследить использование VPN всегда можно, а придумать повод, чтобы посадить — тем более. «Золотой щит» — он же не для того, чтобы всех закрыть от интернета. КПК осознает, что многим внешняя сеть нужна и воду в решете не удержишь. Он для того, чтобы всех держать под контролем», — рассуждает эксперт

Ограничение обхода блокировок в той или иной мере также есть вТуркменистане, ОАЭ, Турции, Вьетнаме, Беларуси и Казахстане.

В России ужесточение правил использования VPN скорее всего будет проходить постепенно.

Первым этапом, начнут блокировать веб-сайты, где можно скачать установочные файлы и дистрибутивы таких программ. Вторым шагом, по китайскому образцу, российские власти начнут давление на App Store и Google Play Market для удаления сервисов из магазинов для российских пользователей. Ну а третий этап, самый сложный — это научить и обеспечить возможность операторам связи определять VPN и TOR-трафик из общего потока и ограничивать к нему доступ. В силу технологических особенностей большая часть операторов связи делать это в настоящее время не имеет возможности, — рассуждает Саркис Дарбинян, руководитель Центра защиты цифровых прав и ведущий юрист «Роскомсвободы».

«Свобода будет стоить денег». Разбираем новый закон о запрете VPN