21.10.2019

Криптовалютное регулирование в России, 3 варианта готовящегося закона

Для тех, кто следит за ситуаций, этот абзац, возможно, будет содержать внушительное количество баянов. Посему им следует сразу пропустить эту часть поста. В обязательном порядке рекомендую к прочтению “любителям бронетехники” и всем, кто просто хочет освежить в памяти всё, что происходило и происходит с официальным статусом монет в РФ.

В начале августа премьер Медведев поручил законодателям разобраться с многострадальным законом о криптовалютах до 1-го ноября. Принятие думой законопроекта будет означать начало регулирования и присвоения “монетам” официального статуса. Пока закон не принят, существуют несколько вероятностей относительно такого статуса. Каждый из возможных сценариев определенным образом отразится на рынке, майнерах, трейдерах, инвесторах и криптосообществе в целом.

Итак, на заре появления, когда свет увидели первые блоки биткоина, российской власти вопрос был не интересен. Первые признаки любопытства и скепсиса появились ближе к 2012-му году. Тогда Банк России разродился информбюллетенями, предположительно, за авторством лично Набиуллиной. В оных документах цифровые валюты сравнивались с денежными суррогатами и сквозило негативно пренебрежительное отношение к монетам.

Уже в то время возник вопрос о статусе криптовалют в России. Большинство представителей отечественных регуляторов успели высказаться за запрет биткоинов и других цифровых активов. Создание и принятие законопроекта на эту тему постоянно откладывалось. Когда вопрос криптовалют вырос до уровня правительства и президента в 2017-м, возникла некоторая неопределенность. С одной стороны, критика в адрес криптоактивов на фоне планетарного хайпа выглядела бы ретроградством, с другой, криптозима и прочие явления, обусловленные спекулятивностью стоимости, были очевидны.

Владимир Путин был очень осторожен в оценках, с одной стороны, говорил о том, что важно “не нагородить регуляторных барьеров”, с другой, рекомендовал гражданам осторожность. Также известно о том, что Путин исключает возможность появления национальной криптовалюты, несмотря на намерения Китая в создании национального цифрового расчетного средства. Премьер Медведев слегка “поиграл” в финансового прогнозиста и в январе текущего года сказал, что хоронить криптовалюты рано, очевидно, оказался прав.

Таким образом, к настоящему моменту, несмотря на некоторые подвижки с законотворческой инициативой, криптовалюты остаются нерегулируемыми и не имеют официального статуса в России. На этом фоне Думой уже было провалено поручение Путина по принятию соответствующего законопроекта. Летом с аналогичным поручением и новыми сроками законодателей озадачил Медведев. Надо отметить, что крыловский воз таки слегка сдвинулся.

Дело в том, что нерешенным на данный момент является лишь вопрос о статусе криптовалют. При этом всё, кроме этого, по словам думского комитета по финрынку Анатолия Аксакова, в законе уже есть, подробно описано и имеет четкие юридические определения. Т.е. к ноябрю законодателям нужно лишь определиться насколько легальными будут криптовалюты, и будут ли легальными вообще.

3 сентября телеграмм-канал “Baza” сообщил о том, что в органах государственного управления России нет единства относительно регулирования криптовалют. Так, в соответствии с информацией канала, Банк России стремится запретить монеты, тогда как ФСБ России настаивает на легальном статусе, при этом жестком регулировании и контроле цифровых активов. По данным “Baza”, разногласия ведомств вынудили зампреда правительства Максима Акимова обратиться к Владимиру Путину и сообщить ему о том, что: «отсутствие единой позиции препятствует дальнейшей работе над законопроектом и его принятию».

Существует всего три логичных сценария для регулирования криптовалют в России:

  • Полная легализация, вплоть до использования в качестве легального платежного средства;
  • Полный запрет на любые операции и майнинг;
  • Частичная легализация под контролем Банка России.

Сценарий очередного законотворческого затягивания маловероятен. Видно желание власти определиться с “правилами игры” на уровне законодательства.

Далее подробно о каждом из вариантов…

Утопия криптолегализации

Отмечу сразу, что при всех симпатиях гика и технократа Медведева к криптовалютам, и такой сценарий маловероятен. Путин демонстрирует явную симпатию к позициям Набиуллиной, а соответственно, его решающее влияние на Думу будет ближе частичному или полному запрету. Думское большинство, особенно в профильных комитетах также сложно назвать криптооптимистами. Важно понимать, что любые регулирующие органы, в особенности отечественные, никогда не откажутся от контроля. И при необходимости легализовать что-либо будут обязательно стремиться контролировать на случай: “абы чего не вышло”.

Есть несколько причин, которые гипотетически могут привести к решению о полной легализации, но без возможности использовать как платежное средство. Это так называемый «белорусский сценарий». К таким факторам можно отнести торговую войну США и Китая (в конце августа очередное обострение), признание монета со стороны федеральных органов США, и, как следствие, мгновенный рост капитализации основных криптовалют.

Результатом этого гипотетически вероятного сценария будет развитие майнинга, инвестирования и трейдинга. Появление новых бирж, бурный рост майнинг отелей в регионах с низкой стоимостью электроэнергии. И как следствие, появление в таких системообразующих регионах т.н. криптодолин, как в проекте, который предлагал Сергей Арестов из BitCluster. Опыт компании интересен тем, что в Братске, где расположена инфраструктурная база компании и один из крупнейших в майнинг-отелей России, проект развития промышленного майнинга активно поддерживается на уровне городской администрации. О поддержке инициатив компании открыто заявил мэр Братска, в частности, чиновник отметил

«Это абсолютно новая часть экономики и торговли Братска, и для нас этот проект интересен во всех отношениях».

Но пока такие симбиотические отношения криптопредпринимателей и представителей власти (даже муниципальной) — редкость. Чаще органы госуправления занимают позицию осторожного невмешательства.

Наиболее значимыми минусами, которые будут сдерживающими факторами сценария (даже в «белорусском варианте») — это невозможность контролировать транзакции, что, по мнению регуляторов, открывает простор для теневой экономики. Именно на связи криминала и криптовалют основывают популистские высказывания законодатели. Правда странно, почему они тогда не хотят запрещать в России наличный фиат, ибо он не реже используется в теневой экономике.

Полный запрет на работу с открытым блокчейном

В отличие от первого варианта этот сценарий значительно более вероятен. Полагаю излишне ретранслировать все высказывания с негативной оценкой криптовалют, сделанные представителями власти и непосредственно регуляторами. Проще сосчитать позитивные. При развитии этого сценария сложно предположить какие-либо полезные для экономики и страны изменения.

Основным мотивационным аргументом запрета является теневая экономика. Проблема в том, что запреты никак на нее не повлияют. С тем же успехом можно запрещать интернет — настолько же абсурдно. Пускай наркодиллерам, порнографам, коррупционерам, мошенникам и прочим негодяям будет немного сложнее обналичиваться или тратить крипту, но это никак существенно не отразится ни на их количестве, ни на способе заработка. Даже при запрете интернета они преспокойно вернутся к наличным деньгам, не менее анонимным.

При этом пострадают законопослушные участники рынка. Майнеры, трейдеры, криптопредприниматели, инвесторы. Они будут вынуждены переносить бизнес в более лояльные страны с низкой стоимостью электричества. Рынок криптовалют быстро криминализируется, закончится всё очередной охотой на ведьм, как это было с валютой в СССР.

Относительным плюсом можно считать то, что удастся избежать массовой скупке монет людьми, которые не понимают, как заниматься трейдингом и инвестированием. Такие люди часто теряют всё, после чего и возникают ассоциации про МММ и тюльпановые луковицы.

Однако — это закроет легальный рынок не только для малоимущих людей, склонных к риску, но и вообще для всех. Запрет также хоронит инфраструктурные проекты и естественно какие-либо инвестиции в них. При этом любое бездействующее нерентабельное предприятие с хорошо сохранившимся кабельным хозяйством — это потенциальная база для майнинг-отеля, зона промышленного майнинга.

Таким образом, при делегализации криптовалют Россия получит:

  • потерю эффективного использования площадей на убыточных предприятиях;
  • утрату налогов от легальной продажи ASIC-майнеров;
  • утрату налогов от продажи электричества;
  • криминализацию и маргинализацию легального рынка монет, который сейчас относительно прозрачен и вполне готов к регулированию;
  • сомнительную победу над несуществующим противником.

Поднадзорное разрешение

Этот сценарий предполагает совмещение запретительных и разрешительных мер, а также контроль со стороны регулятора. Например, Банка России. Тут основная проблема заключается в том, что пока общественности не представлена никакая модель взаимодействия регуляторов и криптосообщетва. Механизм контроля также не понятен. При всей относительной удобности такого сценария как для государства, так и для криптосообщества, его практическая реализация не проработана.

Очевидно, что для подобного сценария будет необходим посредник, в виде подконтрольной или прозрачной для Банка России биржи, сервиса, либо непосредственно через сам Банк России. Таким образом, регулятор сможет осуществлять свои посреднические функции, а криптопредприниматели получат возможность осуществлять деятельность в рамках правового поля.

Сегодня очень многие косвенные факторы говорят о том, что готовится именно этот сценарий. Так, в интервью The blockchain journal руководитель рабочей группы Государственной Думы по оценке рисков оборота криптовалюты Элина Сидоренко поделилась информацией о том, что при разработке законопроекта учитывался мировой опыт регулирования криптоактивов.

Косвенным фактором, указывающим на разрешение в рамках гос. регулирования является то, что контроль за созданием законопроекта осуществляет не консервативный Путин, но гик Медведев.

Яркие перспективы и возможные неудачи

Достаточно очевидным является то, что регуляторам и государству в целом более прочих выгоден последний вариант. Это откроет возможности для инвестирования, позволит получать средства от налогов. Банк России получит широкие возможности по контролю крипторынка и криптоэмиссии.

При этом важно понимать, что при российской специфике всё может оказаться «гладко» только «на бумаге». Учитывая, что техническая реализация контроля чревато “развитием геморроя” у чиновников Банка России и Минфина.

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *